right-decor
08 Апрель 2016

«Если бы акулы стали людьми»

Начав покорять сердца, а точнее мозг (!), харьковчан еще с фестиваля «Курбалесия» в 2012 года, к нам не впервые приезжает на гастроли театральная лаборатория «Театр на Чайной». В этот раз они привезли 2 спектакля на сцену театра им. Т.Г. Шевченко «Эти прекрасные бабочки, или Маленький Донни, победивший мрак» и «Если бы акулы стали людьми».
3 новеллы Бертольда Брехта простроены в цепочку с разными по размеру и форме звеньями, но из одного металла. Металл немецких начальных годов 20 века. Кто задумывался, каким образом деревянные идеи фюрера обрастали молодыми ветвистыми побегами за кухонным столом прислуги, в спальне любовников, в кабинетах школ, в продовольственных очередях…
Как это, когда ты «истинный ариец», профессор в университете, ты умен, значителен, у тебя большая квартира и прислуга…но вот жену ты выбрал неудачно, и вообще-то ты права не имел так проштрафить с выбором?!… «Поменяем брюнетку на блондинку», делов-то?!… Но арийность ли в том, чтобы не замечать, что вечерами жена — медленно, методично, оттягивая момент — собирает вещи, чтобы уехать, уехать по сути в небытие? И благородной ли арийской нитью наскоро вышито гладью отречение от собственной жены, от любви? Широк ли стежок ариев от преданности до предательства? И бывает так, что подать шубу — значит полное принятие ситуации. Значит очень многое и очень болезненное.

Быть всегда на чеку, не доверять, следить, домыслить то, что невыследить, докладывать куда нужно… Старушка, приобретающая маргарин, брат кухарки, заменивший лампочку, — они всего лишь тренировочные снаряды в науке нацизма, их не жаль. Именно об этом вторая история, названная «О сапогах»…

Любовь, другие теплые чувства превращают мужчину и женщину в Семью. Они обрастают общей мебелью, темами разговоров, детьми… Они — самые близкие люди. В детстве и молодости есть друзья, знакомые и работа, однако, с возрастом все же крепнет осознание незыблемой важности уюта домашней норы, приюта родного гнезда. Само понятие «су-пружества» предполагает общую упряжку, в которой пара лошадей-молодоженов, скачет по Жизни, постепенно взращивая детей, становясь тройкой, четверкой и тд. Дети — физиологией, инстинктами родительскими продиктованное — самое дорогое в семье. Сбиваясь в пары, люди не предполагают, что «плод любви», их мальчик, может вырасти и стать угрозой их безопасности. Они ведь много чего делали для него, баловали монетками на удовольствия… Но баловали и ласкали, или … подкупали румянощекое будущее нацистских рядов?… Собственный дом превращается в ловушку для заложников, каждая новая попытка оправдания — в подтверждение виновности…

Благодаря «Театру на Чайной» в голове возникли ранее не волновавшие вопросы… Ответы на которые тянутся к осознанию, насколько мы ЛЮДИ, где границы человечности, риторическому «что такое хорошо и что такое плохо?!»…

Не всякий режиссер решается ставить Брехта. Ольга Кондратьева сделала это. И сделала так, что это, смею думать, одобрил бы сам драматург…

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *